Поездка в Джебраил началась в 4 утра. Сонные, но счастливые, мы выдвинулись в сторону поселка Горадиз Физулинского района. Это была вторая поездка в Джебраил, но первый раз мы были там только проездом, когда были командированы в Зангилан, так что толком ничего в Джебраиле и не увидели.

Джебраил начался с полицейского поста, после проверки документов мы пересекли невидимую границу между вчерашним и нынешним – двадцатью восемью годами страданий и воссоединением.

Первое, что мы увидели – 271-метровая высота Лелетепе, которая когда-то позволяла врагам безнаказанно обстреливать деревню Джоджуг Марджанлы и Горадиз. Высота была освобождена от вражеской оккупации еще в апреле 2016-го года, и сейчас он – памятник самоотверженности азербайджанских воинов-освободителей.

Под холмом за искусственными земляными валами спрятана дорога. Отсюда начиналась оборонительная линия противника. Слева от дороги – бескрайние виноградники. Лоза повсюду. Не зря символом Джебраила была виноградная гроздь.

Движемся в сторону административного центра района. Джебраил — это синоним слова руины. Как собственно и Агдам, Зангилан, Губадлы и другие города и районы, оккупированные супостатом в 90-ые.

Какие бы подлости не творили люди, все равно природа берет свое. Вдоль дороги – все что осталось от постройки со все еще ярким мозаичным рисунком, скорее всего, остановка автобуса. Видны следы от пуль. Глумились ли враги над мозаикой или каждое отверстие в стене — это чья-то оборванная жизнь? Гранатовое дерево прислонилось рядом – может хотело скрыть следы бесчеловечности? Но надо ехать дальше, а там опять дорога и руины, руины, руины. По краям дороги – фрагменты сожженных танков и орудий противника.

Проржавевший насквозь дорожный указатель как символ болезненного прошлого. Удается прочитать названия некоторых населенных пунктов – Губадлы, Зангилан, Миндживан…

Снова руины, знаки “осторожно мины”, саперы, занятые своей опасной работой … Медленно идет очистка от смертоносной нечисти.

Дорожная техника – свободному Карабаху нужны хорошие дороги.

Останавливаемся, чтобы пообщаться с дорожными строителями. Они нам и указали на уничтоженное и разграбленное кладбище азербайджанской деревни Фуганлы. Как такое возможно? Сепаратисты разрушили все надгробия, выкопали останки людей в поисках золотых коронок – черепа, фрагменты человеческих костей валялись у могил, были повсюду. Мы только безмолвно щелкали фотоаппаратами…. Дальше в машине стояла тишина.

Вот и город Джебраил. Для меня теперь он ассоциируется не с руинами, а с кустами шиповника, символом того, что жизнь должна продолжаться и продолжается. Мы вернулись. Священная война принесла мир в этот район, впредь здесь можно будет услышать залпы только праздничных салютов, а не гул артиллерии и минометов. И вновь зажгутся очаги сотен и сотен семей, вернувшихся домой. Джебраил – это надежда на лучшее будущее.

Текст и фото:

Джавид Османов