“После окончания Второй карабахской войны я дал указание провести опрос среди бывших вынужденных переселенцев, чтобы узнать кто хочет вернуться, а кто нет… Мне сообщили, что абсолютное большинство вынужденных переселенцев хочет вернуться. Это меня очень порадовало. Я так и предполагал”.