Китай на протяжении последних пяти лет прочно обосновался в тройке лидеров по совокупному объему прямых исходящих инвестиций. Согласно совместному отчету министерства коммерции КНР, Государственного статуправления и Госуправления валютного контроля, объем накопленных инвестиций на конец 2021 года составил 2,79 трлн долларов.

За 2021 год объем зарубежных инвестиций Китая составил почти 179 млрд долларов, по данному показателю Пекин стал вторым в мире.

Причем, начиная с 2013 года, Китай активно инвестирует в страны, расположенные вдоль “Пояса и пути” – инициативы, выдвинутой Си Цзипином и предусматривающей развитие логистических путей в мире. Общий объем инвестиций в рамках инициативы в 2021 году превысил 24 млрд долларов США, достигнув исторического максимума.

Таким образом, Китай в новом тысячелетии продолжает экономическую экспансию, превращаясь из экспортера товаров бытового назначения в активного инвестора.

Особое место в инвестиционной политике Китая занимают страны Африки и Центральной Азии. Соседствующий с Китаем регион получил уже свыше 40 млрд долларов инвестиций из “Поднебесной”, половина которых приходится на Казахстан.

По состоянию на конец 2021 года, в Центральной Азии функционировали 7700 китайских компаний. При этом объем товарооборота Китая с регионом Центральной Азии увеличился за последние 20 лет в 25 раз, достигнув уровня в 38,6 млрд долларов по итогам 2020 года.

Ощутимую активность китайские компании проявляют и в Африке, инвестировав в континент по разным данным от 43 до 47 млрд долларов. Причем основной приток пришелся именно на новое тысячелетие – за 20 лет инвестиции увеличились в 200 (!) раз.
Таким образом, китайский “дракон” опутывает мир своими золотыми монетами.

Но, на фоне столь агрессивной экономической экспансии, мы практически не видим активность Пекина в регионе Южного Кавказа. Конечно же, рынки и прилавки магазинов завалены китайскими товарами, на дорогах все больше произведенных в Китае автомобилей, но именно инвестиционная составляющая никак не соответствует потенциалу региона с учетом меняющей геополитической обстановки. В целом, накопленные китайские инвестиции в регион Южного Кавказа не достигают даже 1 млрд долларов.

Тут можно указать пару факторов слабого внимания Пекина к региону.

В первую очередь, неурегулированность до 2020 года армяно-азербайджанского конфликта негативно влияла на интерес к вложению средств в экономику региона.

Также Китай, традиционно стремящийся сохранять баланс отношений с Россией, вероятно не хотел открытой конкуренции с Москвой в данном регионе.

Но первый фактор уже канул в историю – победа Азербайджана во Второй Карабахской войне поставила точку в затяжном конфликте и открыла новую страницу для инвестирования даже для осторожных акторов мировой экономики, к каковым относится Китай.

С другой стороны, Азербайджан и Грузия за последние годы создали транспортную инфраструктуру для вывоза товаров в Европу, построив вместе с Турцией как железнодорожную, так и автомобильную сеть коммуникаций.

Российско-украинская война также поставила под вопрос будущее России в качестве привлекательного места для инвестиций. Санкции и ухудшением отношений с Западом поставили крест на перспективах РФ и в качестве транзитного маршрута в рамках инициативы “Пояс-путь”.

На данном этапе весьма туманны перспективы Ирана выступить одним из маршрутов доставки китайских товаров, так как под вопросом остается само существование Ирана в нынешнем виде.

В этом сложном геополитическом клубке Южный Кавказ и Средний коридор через страны Центральной Азии, Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию приобретает все большее значение для Китая. Создав здесь разнообразную сеть промышленных и технологических объектов, Китай может увеличить поставки товаров как в Европу, так и на Ближний Восток. Благо вся сопутствующая инфраструктура в регионе в целом, и, в частности в Азербайджане и Грузии, уже давно готова.

Значимость региона уже оценили в Индии. Главный противник Пекина в азиатском регионе начал продвигать свои интересы на Южном Кавказе, избрав Армению для экспансии. Причем Индия и Армения начали сотрудничество с поставки вооружений, хотя как это способствует экономическому развитию – абсолютно неясно. С другой стороны, насколько удачным является выбор Армении – решать Дели.

В любом случае Пекину стоит пересмотреть свои взгляды на регион и активизировать свои экономические рычаги. Уровень политического взаимодействия Китая с тем же Азербайджаном достаточно высок. Азербайджан всегда поддерживал территориальную целостность этой страны, выступая за концепцию единого Китая.