Интервью восточноевропейского бюро Report c главой Постоянной делегации Украины в Парламентской Ассамблее НАТО Егором Черневым.

– Как вы оцениваете сотрудничество Азербайджана и Украины в рамках ПА НАТО? В том числе как осуществляется сотрудничество в рамках соблюдения территориальной целостности стран-партнеров Альянса?

– Сотрудничества хотелось бы конечно больше. На сегодняшний день пока еще нет такого тесного сотрудничества с делегацией Парламентской ассамблеи НАТО именно Азербайджана. Однако, имея по большому счету общие, схожие проблемы по вопросам территориальной целостности, конечно же, я вижу поддержку со стороны делегации Азербайджана в вопросах территориальной целостности Украины. Соответственно, и с нашей стороны мы поддерживаем территориальную целостность Азербайджана в международно признанных границах. Поэтому я думаю, что над этим еще нужно поработать, над нашим более плотным и постоянным взаимодействием. Я видел представителей делегации на Парламентской ассамблее в последний раз, когда прошло онлайн. Они там достаточно активно выступали конечно же по вопросам Нагорного Карабаха, со своей стороны мы всегда поднимаем вопрос об агрессии Российской Федерации на востоке нашей Украины. И конечно же о незаконной аннексии Крыма.

– Затрагиваются ли в рамках ПА НАТО вопросы разминирования территорий и гибели гражданских людей при подрыве мин? 4 июня при подрыве мины в освобожденном от оккупации Кельбаджарском районе Азербайджана погибли трое гражданских, двое из них – представители СМИ, еще 4 человека получили ранения.

– Вопросы гуманитарного разминирования стоят в повестке дня и Парламентской ассамблеи, и самой штаб-квартиры НАТО. Могу также добавить, что на сегодняшний день есть помощь стран-членов НАТО Украине по вопросам разминирования через те же самые трастовые фонды штаб-квартиры НАТО, которые размещены в Украине. Мы со своей стороны также вносим изменения в законодательство, для того чтобы эти процессы упростить. Потому что до агрессии Российской Федерации мы не сталкивались вообще с такими вопросами. Сейчас действительно такие проблемы есть, потому что даже те же территории, уже освобожденные украинской армией, все равно таят в себе опасность мин.

– В 3-м пункте недавно принятой Украиной новой стратегии национальной безопасности говорится, что Азербайджан наряду с другими государствами является стратегическим партнером вашей станы. В целом, хотелось бы услышать ваш комментарий по этому вопросу?

– Во-первых, у нас давние добрососедские отношения с Азербайджаном, и в очень острых вопросах территориальной целостности мы поддерживали Азербайджан, а Азербайджан постоянно поддерживал Украину. Я напомню, что на Совбезе ООН по вопросу Крыма Азербайджан проголосовал за осуждение агрессии. К сожалению, против проголосовала Армения на том Совете безопасности, что было для нас, мягко говоря, как-то странно, потому что весь мир не признает незаконную аннексию Крыма и признает агрессию РФ против Украины. Однако, к сожалению, имеем то, что имеем. Кроме того, у нас давние торговые связи. В прошлом году, насколько помню, торговый оборот между нашими странами составил 720 млн . Если вы помните, в 3-м параграфе есть Литва, Латвия, Турция. В принципе, те самые действительно стратегические партнеры, в которых мы абсолютно четко уверены не только экономически, но и вопросах безопасности, территориальной целостности и дальнейшего нашего развития.

– Азербайджан 30 лет страдал от оккупации и сепаратизма, от которых Украины страдает сейчас. В 2020 году Азербайджан положил этому конец 44-днейной победоносной Отечественной войной. Как вы оцениваете боевую и победную тактику Азербайджана?

– Я думаю, что результаты говорят сами за себя. Это была действительно блестящая операция, которая была проведена с использованием современной техники, непосредственно дронов, которые на сегодняшний день являются достаточно эффективным методом борьбы. Однако применять ли такую тактику на Донбассе? Я думаю, что здесь есть определенные ограничения. Потому что у нас есть общая граница с Российской Федерацией, вернее, неконтролируемая ее часть, которая находится между оккупированной территорий и собственно РФ. Мы понимаем, что в любой момент может быть переброска огромного количества техники, войск, личного состава, которые тут же зайдут через неконтролируемую границу и есть конечно же риски дальнейшего продвижения вглубь территории Украины. На сегодняшний день наши армии по мощности несопоставимы. Хотя украинская армия на сегодняшний день, если сравнить с армией образца 2012-13 годов, конечно же намного более боеспособна. Мы дали достойный отпор, мы сохранили территории, мы освободили достаточно большое количество территорий в 2014 году, но если будет все-таки прямая агрессия и накапливание сил противника со стороны России, то тут есть определенные угрозы дальнейшего продвижения РФ в глубь страны.

Вместе с тем мы все-таки привержены мирному урегулированию конфликта. К сожалению, РФ блокирует все наши попытки и нормандские встречи, для того чтобы собраться и продвинуться дальше в мирном процессе. Мы ищем другие форматы взаимодействия, возможно, с привлечением США к переговорному процессу в Нормандском формате, возможно Британии, чтобы все-таки надавить на Путина и заставить его сесть за стол переговоров и далее уже дэ-эскалировать этот конфликт.

– На фоне новостей о скоплении российских войск на границе с Украиной в вашей прессе горячо обсуждался вопрос членства в НАТО. Насколько реальны вопросы вхождения Украины в НАТО?

– Вопрос вступления в НАТО внутри страны вообще не стоит. Имеется в виду, что это абсолютно четкое и окончательное решение, что Украина идет в НАТО. За годы современной истории Украины, к сожалению, принимались неоднозначные решения, слались неоднозначные сигналы Западу. Мы с 2010 по 2013 годы были внеблоковым государством. Это было закреплено в нашем законодательстве. Сейчас же, наоборот, в Конституции, в высшем законе страны прописано, что мы идем в Европу и идем в НАТО. Не все конечно же зависит от нашего внутреннего решения и от тех реформ, которые мы проводим.

Вместе с этим мы понимаем, что есть еще и политическое решение, потому что решение по даже пока не членству, но предоставлению ПДЧ – плана действий по членству в НАТО принимается 30-ю странами. И среди этих 30 стран конечно же есть и абсолютные наши союзники, которые поддерживают нас на нашем пути к НАТО, такие как США, Великобритания и Канада. И есть страны, которые скептически относятся к нашему продвижению к вступлению в НАТО по разным причинам. Кроме того есть страны, которые на сегодняшний день дорожат взаимоотношениями с Российской Федерацией и не хотят их портить. Ну, как они думают, что они могут испортить взаимоотношения с Российской Федерацией, если сделают шаг навстречу Украине. С нашей стороны мы, конечно, должны прорабатывать с каждой конкретной страной в двусторонних отношениях все эти опасения, что мы и делаем, и доказывать и, наверно, все-таки как-то компенсировать те потери, которые возможны при ухудшении взаимоотношений между РФ и страной членом НАТО.

– Как вы оцениваете деятельность азербайджанской диаспоры в Украине?

– Достаточно активно они себя проявили во время последних военных действий в Нагорном Карабахе. Конечно, мы видели большую поддержку с их стороны, большое проявление поддержки Азербайджана в Украине. Экономические связи – это конечно SOCAR, достаточно большая компания, которая представлена в Украине, которая является поставщиком очень качественного топлива. Больше я особо не пересекался с азербайджанской диаспорой.