В докладе Международной комиссии Соединенных Штатов по религиозной свободе за 2023 год повторно отмечается, что в последние годы в законодательство Азербайджана внесены поправки, касающиеся свободы вероисповедания.

Указывается, что право на назначение религиозных лидеров теперь относится к компетенции Государственного комитета по работе с религиозными структурами. Вновь поднимаются вопросы о задержаниях “по религиозным мотивам”, проблемах неисламских религиозных групп с “получением официальной регистрации” и “принудительном” призыве “Свидетелей Иеговы” на военную службу, вопреки их вероубеждениям.

Во-первых, хотелось бы отметить, что данная комиссия США является независимой федеральной правительственной комиссией, основанной в США, и что Азербайджан не имеет никаких обязательств отчитываться перед ней.

Во-вторых, комиссия опиралась на традиционные и устаревшие источники, что могло привести к неверным объяснениям событий. Это ставит под вопрос объективность и полноту их отчета.

В-третьих, изменения в законодательстве, критикуемые в отчете, на самом деле получили поддержку со стороны Управления мусульман Кавказа. Это указывает на внутреннюю поддержку изменений и опровергает заявления о том, что они представляют собой ограничение свободы вероисповедания.

Внесенные изменения соответствуют национальной Конституции и закону “О свободе вероисповедания”. Это демонстрирует, что изменения не являются произвольными или незаконными.

Что касается процедур государственной регистрации религиозных общин, здесь я хотел бы сказать, что процедуры регистрации стали проще, что представляет собой благоприятный шаг к упрощению работы религиозных общин и опровергает заявления о бюрократических барьерах.

В 2023 году в Госкомитет для регистрации обратились только мусульманские общины, и именно поэтому только они были зарегистрированы. Этот факт опровергает утверждения о дискриминации, поскольку отсутствие регистрации христианских общин связано не с ограничениями, а с отсутствием их заявок на регистрацию.

Заметим, что общины с численностью менее 50 человек могут свободно выполнять обязанности, вытекающие из их вероисповедания, даже без статуса религиозного образования и юридического лица. Это демонстрирует гибкость системы и возможность вероисповедания вне зависимости от регистрации.

Что касается вопроса касательно минимального количества учредителей для регистрации общин, данное требование является общепринятой практикой во многих странах, как указано в отчете Государственного департамента США. Согласно докладу от Офиса международной свободы вероисповедания Государственного департамента США, такая практика встречается во многих странах мира, включая Хорватию (с около 500 человеками), Румынию (с примерно 300 человеками), Сербию (с приблизительно 100 человеками), Грецию (с около 300 человеками), Боснию и Герцеговину (с примерно 30 человеками), а также Армению (с около 200 человеками). Увеличение важности данной проблемы на примере Азербайджана мы видим как проявление дискриминации. К сожалению, внимание сосредоточено только на Азербайджане, в то время как аналогичные практики в других странах не подвергаются такой же критике. Это может указывать на предвзятое отношение и неполноценный анализ.

Христианским общинам, не соответствующим требованиям закона о численности членов, было предложено объединяться с зарегистрированными общинами той же веры. О чем это говорит? О том, что Азербайджан демонстрирует готовность искать компромиссные решения и поддерживать религиозную деятельность, не нарушая законодательные рамки.

Говоря о службе в Вооруженных силах для “Свидетелей Иеговы”, отмечу, что в соответствии с Конституцией Азербайджанской Республики, если военная служба противоречит убеждениям граждан, законом допускается альтернативная служба. Однако учитывая случаи попыток злоупотребления этим положением и текущую геополитическую ситуацию, принятие закона об альтернативной службе на данный момент не считается целесообразным. Согласно статье 321 Уголовного кодекса, предусматривается ответственность за уклонение от военной службы без законных оснований, включая уклонение от повесток или призывов к мобилизации. Это подтверждает соблюдение законности и равенство всех граждан перед законом.

Приведем конкретный факт – случай Сеймура Мамедова, связанный с религиозной общиной “Свидетели Иеговы”, который был освобожден Апелляционным судом Гянджи. Этот факт демонстрирует, что правовая система Азербайджана функционирует независимо и справедливо, и что решения, связанные с религиозными вопросами, основываются на законе, а не на систематической политике.

Важно отметить, что между Государственным комитетом и религиозной общиной “Свидетели Иеговы” в Баку регулярно проводятся дискуссии, что указывает на открытость и готовность к диалогу со стороны государства.

Между прочим, европейская ассоциация “Свидетели Иеговы” неоднократно направляла благодарственные письма Госкомитету, что свидетельствует об их удовлетворенности взаимодействием с властями.

Члены бакинской общины “Свидетели Иеговы” свободно проводят религиозные собрания и используют религиозную литературу, что опровергает утверждения о наличии ограничений.

Таким образом, доклад Международной комиссии Соединенных Штатов по религиозной свободе, касающийся Азербайджана, вызывает сомнения в объективности и полноте анализа ситуации. Представленные в докладе так называемые факты свидетельствуют о предвзятом отношении к Азербайджану и не учитывают внутреннюю поддержку изменений в законодательстве со стороны Управления мусульман Кавказа. Доклад не отражает текущую религиозную ситуацию в Азербайджане, включая положительные изменения в процедурах регистрации религиозных общин и поддержку со стороны государства.